Армстронг и технологии

Во время первого возвращения (после упорной победы над раком), Лэнс Армстронг приступил к тесной работе с инженерами и механиками, дабы создать такое оборудование, которое было бы максимально удобным и эффективным для него. Так началась гонка технологий в веломире, в которой Лэнс сыграл огромную роль. Но давайте по порядку.

В то время, когда Армстронг еще не готовился завоевать желтую майку, рядовые покупатели не могли приобрести профессиональные велосипеды как у их кумиров. Выходом для особо желающих становились особые модели, сделанные под заказ. Это чем-то напоминает ощущения фанатов Формулы-1, которые прекрасно знают, что у них нет возможности обладать таким гоночным автомобилем. Такая ситуация начала меняться после первого возвращения (а по сути начала блистательной велокарьеры) Армстронга. Именно благодаря нему карбон начал пробиваться на рынок велокомпонентов. Победа в 1999 году на стоковой раме была сенсацией в мире профессионального спорта, но это был лишь единичный случай, после которого началась эра побед в Тур де Франс на не серийных велосипедах.

Первую победу в Туре, а именно на разделочных этапах, Лэнс завоевал велосипеде Litespeed Blade (оформленном под лэйблом Trek), после чего инженеры и гуру аэродинамики начали работать над собственной моделью из гладкого карбона для временных участков. Итогом этих трудов стал Equinox 11 OCLV TT. Постепенно карбон завоевал свое место в индустрии велоспорта. Так, например, последний раз, когда использовались алюминиевые обода (а не карбоновые) были мокрые участки на севере Европы в 2006 году.

Созданная в 2003 году, после пяти побед Армстронга, группа F-One стала показателем эффективности и высокой технологичности велосипедных компонентов. Она дала толчок к развитию таких, казалось бы, незаметных частей, как велокостюмы, шлемы и др. В основной костяк F-One входили специалисты из Trek, Shimano, Nike, Giro, Hed Wheels и инженеры из Вашингтонского Авиационного Университета. Все они работали над одной задачей, а точнее у всех была одна цель - Лэнс. Они стремились сделать все, чтобы Армстронг стал лидером. Постоянные доработки и улучшения давали свои плоды, и новое оборудование появлялось без долгих перерывов. В то время как "старое" (то, что было на велосипеде в Тур де Франс 2-3 года назад) появлялось на прилавках магазинов. Так победы Лэнса стимулировали работу магазинов и появление топового оборудования и компонентов у рядовых покупателей.

Многие производители акцентировали свое внимание именно на таких многодневках, как Тур де Франс, стараясь показать максимальную эффективность, нежели на Олимпийских играх. Причиной тому был маркетинг. Лучше разрабатывать и рекламировать свою продукцию каждый год, чем раз в четыре, что понижало инвестиции в разы. Эффект F-One давал о себе знать и в свои лучшие годы Лэнс оставался не только самым сильным велогонщиком своего времени, но и велогонщиком с неповторимым оборудованием и компонентами, куда входили шлем, руль, педали, колеса, велокостюм и прочее и прочее.

Пусть второе возвращение Лэнса не принесло ему крупных побед, что снизило внимание к тому, на чем он участвует в гонке. Зато это не снизило внимание к самой личности Армстронга. Одно его появление заставило забиться сердца не только у преданных фанатов и любителей велогонок, но и инженеров, трудящихся над постоянным улучшением и разработкой оборудования самого высокого класса. Пусть в период отсутствия Лэнса Trek выпустили такие знаковые модели, как Madone, TTX или Leopard, все же остается ясно, что все это шло по инерции от того взрыва, который Армстронг произвел несколько лет назад.

(Перевод статьи Lennard Zinn)

 
Sheldon 11 мая 2011 7286 просмотров
Hardheaded Studio